Статті Коментарі

Білозерська INFO » Інтерв'ю » Елена Белозерская: Нужно вводить военное положение, нужна тотальная мобилизация и военные трибуналы

Елена Белозерская: Нужно вводить военное положение, нужна тотальная мобилизация и военные трибуналы

Подяка Наталі Барській за прекрасне інтерв’ю з майбутнім морським піхотинцем 🙂 Кажу в ньому дуже багато речей, які ніколи не казала раніше.


Фото Сергія Старостенка

Коренная киевлянка, журналист, блогер, общественный деятель, активист Майдана, снайпер-доброволец Украинской Добровольческой армии, жена боевого командира, героиня документального фильма «Невидимый батальон» и – наконец – молодой офицер Вооруженных сил Украины Елена Белозерская в интервью нашему изданию рассказала об убитых сепарах, отсутствии страха, непопулярных идеях и грядущей кровавой войне.

– Имя Елены Белозерской за годы войны уже прочно ассоциируется у украинцев со снайпером-добровольцем Украинской добровольческой армии (УДА). И тут вдруг выясняется, что Елена Белозерская – офицер-артиллерист и собирается идти служить в морскую пехоту. Как это произошло? Как Вы стали младшим лейтенантом Вооруженных Сил Украины?

– Я находилась на Водяном под Мариуполем, на передовой, когда мне внезапно позвонили из Киевского штаба УДА. Сказали, что есть возможность для бойцов УДА, для тех, у кого есть высшее образование, закончить четырёхмесячные офицерские артиллерийские курсы в Национальном университете обороны Украины им. Ивана Черняховского. Мы приняли решение пойти на эти курсы вместе с пулемётчиком – позывной Каталонец. Всего на нашем потоке было шесть добровольцев УДА. Надо сказать, что они были в числе лучших студентов офицерских курсов. Видимо, за счёт высшей мотивации.

Во всём остальном – это был настоящий ад. Объем знаний, который курсанты военных училищ проходят за несколько лет, ужали до 4-х месяцев. Кто-то там наверху не озаботился тем, чтобы сократить объёмы учебного материала и научить нас только самому необходимому. Сегодня мы изучаем тему, а завтра уже пишем по ней итоговую контрольную. В среднем на контрольной 50 вопросов, но на парах мы успеваем изучить только 5. Без преувеличений, за 4 месяца учебы я спала в среднем 2 часа в сутки. Всё остальное время я занималась, потому что привыкла по жизни быть отличницей. Привыкла, что в гражданском вузе, чтобы получить тройку, надо просто появляться на лекциях, ничего не делать и не грубить преподавателю. Чтобы получить четвёрку, надо перед экзаменом прочитать конспект. Чтобы получить пять, конечно, надо повкалывать, но не на износ и не во вред здоровью. А тут, чтобы получить тройку, надо было пахать, чтобы иметь четыре – нужно было положить здоровье. Немыслимый объём информации, который человеческая память за такой короткий промежуток времени усвоить и удержать просто не в состоянии. Я не знаю, как не сошла с ума, перелопачивая груды материала, но ведь учиться на тройки – стыдно. За 4 месяца на такой скорости стать хорошим артиллеристом невозможно. В прошлом году из-за перегрузки на офицерских курсах такая же девочка с синдромом отличницы сошла с ума. И все боялись, чтобы и со мной такого не произошло. Но у меня, видимо, психика покрепче – я ни разу не потеряла сознание, ни разу не заснула на паре. Но истерики после плохих оценок были. Надо мной даже смеялись: человек провел три года на фронте и плачет из-за плохих оценок. Чего мне это стоило – невозможно описать.

– Но в итоге Вы закончили офицерские курсы с красным дипломом…

– На выпуске основную роль играет одна оценка, которая формируется на основании твоих показателей на практическом экзамене по стрельбе и управлению огнем. Здесь надо сказать, что в артиллерии время играет не меньшую роль, чем точность. С того момента, как тебе стала известна цель, должно пройти не более пяти минут, чтобы она была подавлена. Тогда ты получишь оценку «отлично». 7 минут – это на оценку «хорошо» и 9 – на оценку «удовлетворительно». Точность у меня появилась быстро. А со временем были проблемы, так как я – человек медлительный, обстоятельный, ничего не делаю до тех пор, пока 10 раз не перепроверю. Я сидела ночами и тупо учила алгоритм, как делать всё быстро. Мы сдавали экзамен на боевых стрельбах (а не на имитационном полигоне-тренажере) и я умудрилась первым пристрелочным выстрелом сделать накрытие цели, то есть уложилась по времени на «отлично», но мне всё равно поставили четыре, потому что априори студент ускоренных курсов не может знать на пять. Все теоретические предметы сдала на «отлично», а в итоге должна была получить «хорошо» на основе практического экзамена. И тогда боевые офицеры без моего ведома сказали преподавателям, что это несправедливо. В итоге мне единственной из всего курса поставили оценку «отлично».

– Теперь Вы – настоящий офицер-контрактник?

– Оформляюсь. Буду командиром огневого взвода саушек (самоходная артиллерийская установка – ред). Не знаю, как всё дальше сложится, но понимаю, что в УДА воевать уже не буду. Безусловно, могут начаться какие-то инсинуации и разговоры, что я поссорилась с Ярошем, что разочаровалась в добровольческом движении, поэтому сразу хочу сказать, что в общественном и в личном плане буду продолжать поддерживать Яроша, УДА и всех добровольцев. Просто я выросла в калибре и теперь буду работать на саушках. В УДА таких орудий нет. Саушка – это больше, чем снайперская винтовка. Если хорошо с ней работать, то можно противнику нанести значительный урон.

ПОВНІСТЮ ТУТ:
https://iamir.info/52810-elena-belozerskaja-nuzhno-vvodit-voennoe-polozhenie-nuzhna-totalnaja-mobilizacija-voennye-tribunaly-

Filed under: Інтерв'ю

Залишити відповідь

*